Мнения

2017-07-11, 08:56

Проблемы есть, но мы настроены их решать

Вице-губернатор Игорь Бабенко, отвечающий в региональном правительстве, в том числе, за координационную деятельность органов власти, дал интервью информационному агентству СеверПост, в котором признал, что в работе с кадрами и во взаимодействии со СМИ не обходится без проблем. При этом, по его мнению, региональное правительство настроено на взаимодействие и открытость.

- Игорь Леонидович, сегодня власти говорят на всех уровнях о том, что существует некий социальный лифт. И в этот лифт могут попасть люди молодые и креативные. Но на самом деле происходят какие-то абсолютно непонятные назначения в нашем правительстве. При этом существует целый кадровый резерв, который при необходимости достают из кармана и как козырь показывают: «У нас есть кадровый резерв, куда мы включаем перспективных, мы обучаем...». Скажите, зачем этот резерв содержать, если назначения на госслужбу происходят непрозрачно и порой в тиши кабинетов? Как вы полагаете, в этом проблема?

- В работе с кадровым резервом действительно есть ряд проблем. Основная проблема, на мой взгляд, в том, что при наличии существующего и сформированного кадрового резерва, в частности, в Правительстве Мурманской области, остается актуальным вопрос замещения вакантных должностей. Сегодня довольно часто можно слышать на разных уровнях фразу: «Скамейка запасных достаточно свободна». Кадровый резерв по своей основной сути и должен восполнять этот дефицит, но на практике не все получается так, как требуется.

Аппарат Правительства Мурманской области, в составе которого находится управление государственной службы и кадров, при формировании резерва руководствуется следующим принципом – подготовить к работе на руководящих должностях тех, кто по своим профессиональным компетенциям, деловым и личным качествам может претендовать на такие назначения. Объявляется набор, затем - конкурсные процедуры, формируется резерв. И те, кто в резерв вошел, проходят определенную профподготовку. По сути, так и формируется эта «скамейка запасных», для того, чтобы при необходимости не искать лихорадочно, кого бы, откуда, подходит человек или не подходит. На практике не все так идеально. Причин несколько. Первая – резерв формируется из тех претендентов, которые подали заявку.

Но не факт, что это будут те специалисты, в которых возникает потребность. И тут есть над чем работать кадровым структурам. Вторая – резерв не так велик, и закрыть все потребности в кадрах не удается. Еще есть третья причина – субъективный фактор, частично в этом ответ и на Ваш вопрос. Входя в кадровый резерв, человек иной раз застывает в ожидании, что ему сейчас начнут предлагать должности. А этого не случается. И не должно быть. Я достаточно пристально наблюдаю за тем, как у нас происходит переход от участника кадрового резерва к предложению конкретной должности в структурах государственной службы или в каких-либо других организациях, которые взаимодействуют с нами.

В ряде случаев видно следующее: на этапе вхождения в региональный кадровый резерв человек проявляет активность и говорит: «Я хочу», а вот после этого «хочу» останавливается на этапе: «Почему мне никто ничего не предлагает?». Но резерв не биржа труда, а лишь площадка для демонстрации своих знаний, опыта, желания работать и достигать конкретных результатов. В вопросе прозвучало выражение «лифт для молодых и креативных». Я бы уточнил, это не лифт, а лестница. Катать не будут, а вот помочь пройти, предоставить возможность – это да.

- Я не совсем понимаю. А что человек должен сделать? Еще что-то попросить?

- Он не должен просить, он должен понимать: перед ним развернут весь спектр предложений, которые существуют, и даже не предложений, а направлений деятельности. И тем или иным способом человек может участвовать в любой деятельности, а он затихает, ждет предложений. Это в корне неверно.

- А политики здесь нет никакой? Половина членов правительства – «единороссы». Везде представители партии власти. Может быть, чтобы занять государственную должность, нужно вступить в партию?

- Нет, абсолютно нет, конечно. Какая уж тут политика? Напомню достаточно яркий пример, когда губернатор области предлагала представителям различных политических партий и взглядов возглавить те или иные направления практической работы и получила отказ. Делала это публично, открыто, но никто не согласился. Или с другой стороны. Хозяйственная деятельность «хромает», нет должного контроля над стройками, финансами, не вывозится мусор, но стоит Правительству предъявить требования, как начинаются разговоры, мол, по «политическим» соображениям. Конечно, это не так. Нам нужны высокопрофессиональные, энергичные люди. Многие из них работу в госструктурах в дальнейшем не рассматривают, идут в бизнес, где зарплаты выше. Так что здесь присутствует больше экономический аспект, а не политический.

- Есть где совершенствоваться? Раз люди обижаются на то, что они не востребованы, хотя горят желанием и имеют навыки и образование.

-Я и не говорю, что можно успокаиваться. Да, зачастую те люди, которые могли бы участвовать в конкурсе, к сожалению, не получают конкретных предложений. Доходит до смешного. Претендент приходит на конкурс, мы его спрашиваем: «Какую цель Вы преследуете?». Он отвечает: «Я ищу работу». Тут даже комментировать нечего. Но со стороны управления государственной службы и кадров мы корректируем подход к работе с резервом. Убираем определенный бюрократический оттенок. Уже в этом году старались формировать резерв с другой психологией, а именно: понимать, на какое конкретно место может претендовать человек. В этот процесс вовлекаем руководителей органов власти, чтобы они понимали, понадобится ли им такой специалист и в каком качестве. И только так дальше будем действовать: обучать и развивать резервистов, стараться достичь более высокого уровня взаимодействия, эффективности использования этого инструмента. И конечно, не приходится говорить о том, что эта работа проходит в тиши кабинетов. Мы заинтересованы в профессионалах. Кстати, с этой целью по поручению губернатора Министерство по внутренней политике и массовым коммуникациям Мурманской области будет формировать молодежное правительство области, а это тоже кадровый резерв, форма профессиональной подготовки.

- Вы произнесли слово «бюрократия». Как бывший военнослужащий скажите, где больше бюрократии – в армии или на гражданской службе?

- Моя деятельность проходила в разных структурах: служба в вооруженных силах, в сфере бизнеса. Доля бюрократии присуща всем. Но если говорить о работе с кадрами, то мне импонировали и импонируют сейчас те модели, которые существуют в бизнесе и нацелены на достижение конкретного результата. Именно эти модели и должны все больше проникать в структуры гражданской службы. Например, сегодня, в том числе, и в Правительстве Мурманской области, активно идет работа по организации проектной деятельности. Проводится обучение специалистов по данному направлению. Это новый вид подготовки кадров. Так что мы не стоим на месте, а хотим повысить свою эффективность. Согласитесь, порою легче объяснить, почему работа не сделана вовремя, чем достичь результата. Вот где бюрократия, которую нам нужно выдавить из себя, сориентироваться на достижении конкретных результатов.

- А по армии Вы скучаете? Там было проще: есть задачи, и попробуй не выполнить.

- Армия – особый вид государственной службы. Она заточена под другие вещи. Там действительно есть приказ, который исполняется беспрекословно, точно и в срок. Вооруженные силы самодостаточны, они выполняют задачи, основываясь на своих ресурсах. Органы власти – органы обеспечения жизнедеятельности населения региона. Это абсолютно другой спектр деятельности, он многограннее, он, безусловно, намного сложнее.

- От вас странно это слышать. Там атомные подводные лодки, манёвры, а здесь, оказывается, сложнее?

- Сложнее в процессе достижения конкретных результатов. В Правительстве шире спектр направлений, от гражданских властей зависит качество жизни населения. Здесь и сейчас.

- Со стороны кажется, что Правительство Мурманской области – белое пятно на карте. Если брать управления муниципалитетов, - насколько там всё архаично, консервативно и сложно. И насколько здесь Правительство осовременивает систему управления. Но иногда применяется ручной режим управления. Странно, когда вопросы, например, с уборкой мусора, решаются только после обращения лично к губернатору.

- Да, возможно и такое, как принято говорить, ручное управление. Собственно, и наш губернатор иногда использует этот прием. Руководителю виднее, он может и подсказать, и указать, и потребовать. Ничего ненормального в этой ситуации нет. А возвращаясь к системе подготовки кадров, скажите, где сегодня учат быть главой муниципалитета, губернатором, руководителем органов власти? Когда я, например, был принят на работу в органы власти области, а впоследствии назначен руководителем Аппарата областного Правительства, меня не покидало сожаление, что нет централизованной системы подготовки руководителей аппаратов. Именно так конкретно, точечно. А было бы, на мой взгляд, неплохо. Так, думаю, рассуждают и многие мои коллеги. В таком аспекте сегодня мы обсуждаем взаимодействие с федеральными структурами, отвечающими за это направление, в том числе, и с ведущим в этой сфере вузом – Российской академией народного хозяйства и государственной службы. К слову, в этом отношении мне импонирует система подготовки медиков. Самостоятельно за личные средства дополнительно обучаешься, проходишь подготовку, получаешь сертификат, без которого тебя к работе не допустят. Возможно, что и в сфере госуправления необходимо попробовать применить такой механизм. Он позволит и госслужащим постоянно совершенствовать свои знания, следить за современными изменениями.

- А если купить этот сертификат?

- Ну, мы же не говорим сейчас о каких-то криминальных вещах. Мы говорим о системе. Если я хочу занимать определенную должность, то должен пройти подготовку, получив сертификат, подтверждающий моё право претендовать на такую должность. Если в конечном итоге такая система будет организована, а такие инициативы уже есть, то это будет правильно.

- Что касается ручного управления, получается без такого элемента не обойтись?

- Понимаете, как бы мы ни крутились, в любом случае есть проблема, которую можно решить только в таком приказном тоне. Почему? Сегодня существует дефицит денежных средств. Это видят и губернатор, и Правительство, и депутаты при рассмотрении вопроса об утверждении бюджета на областном уровне. В конечном итоге, что такое утверждение бюджета? Это представление спектра расходов по конкретным направлениям. Вопросы, которые были озвучены на прямой линии с президентом Путиным, только расставят приоритетность решения тех или иных задач.

- Меня больше интересует, как губернатор себя ведет по отношению к вопросам, которые поступают лично к ней. Получается, что на муниципальном уровне зачастую игнорируются основные вопросы. И губернатор вынуждена ехать разбираться сама. Вот от этого мы сможем уйти? Может быть, пора дать возможность губернаторам назначать мэров? Чтобы выстроить вертикаль до конца.

- На сегодняшний день у нас разграничение полномочий определено законами: где заканчивается структура государственной власти, где начинается муниципальное управление. Я с Вами согласен, что проблема существует. Но она и будет существовать, потому что здесь сочетается общественное управление территориями с чётким структурированием государственной власти. И та и другая модели имеют как явные преимущества, так и недостатки. Но это относится к сфере федерального уровня.

- Давайте поговорим о СМИ. Органы власти сильно оторваны от них. И этот отрыв до сих пор существует, нет связи, понимания. Есть проблемы. Как их решать?

- Проблема, действительно, есть, её видите вы, и её видим мы. И загадка заключается в том, что при полном единстве целей мы никак не можем достичь какого-то практического воплощения в организации работы. С одной стороны, органы власти заинтересованы в объективном, оперативном доведении до жителей региона той или иной информации о своей деятельности, текущих процессах, главных мероприятиях, о том, что действительно происходит. Это обязанность органов власти, закрепленная федеральным законом. Точно такие же цели преследует практически любое неполитизированное СМИ.

Мы предприняли достаточно много шагов, для того чтобы деятельность Правительства, особенно по принятию ключевых решений, исполнению основных проектов на территории области, была максимально открыта. Форм много: круглые столы, общественные советы при министерствах, обсуждения на площадках Думы, Общественной палаты Народного фронта, это трансляции в Интернете основных мероприятий с участием членов Правительства Мурманской области. Даже еженедельные совещания губернатора выносятся на интернет-платформу. Подчеркну еще раз, мы заинтересованы в широком и открытом обсуждении всех вопросов, которые волнуют граждан.

Проблемные вопросы со СМИ существуют, потому что угол зрения может быть разный. Знаете, есть такой наглядный пример: цилиндр, помещенный в некую систему координат, под разным углом зрения будет в этой системе оставлять разный след. Если смотреть в торец, то на одной стороне отобразится круг, а если смотреть под углом 90 градусов, будет прямоугольник. При этом мы будем говорить об одном и том же предмете. Определенный конфликт был, есть и будет присутствовать. Но чем плотнее мы будем взаимодействовать, чем лучше нам удастся прийти к взаимопониманию, тем точнее будет отображаться в сознании людей тот предмет, о котором мы говорим.

- Я для себя сейчас отмечаю некоторые противоречия. Вы говорите, что региональная власть заинтересована в получении объективной информации от СМИ, а с другой стороны, Вы постоянно разыгрываете контракты информационные, практически покрывая полностью всю информационное поле Мурманской области, и в этих информационных контрактах между строк читается «стоп негатив». Почему? Потому что у нас, если откроете сайт любого телеканала, Вы не увидите никакой критики по поисковому запросу «Ковтун». Так же поступает и администрация Мурманска, расходуя десятки миллионов рублей, как и Правительство Мурманской области, на эти контракты. И Вы тоже никогда не увидите критики в отношении мэра города или бывшего главы муниципального образования, который сейчас является депутатом Госдумы. Как же вы получите объективную информацию с мест, если большинство СМИ фактически цензурируются?

- Во-первых, я уже говорил о том, что информирование населения о своей деятельности – это обязанность органов власти, она закреплена федеральной нормой. Это и юридически наша обязанность и морально-нравственная обязанность перед населением. Таким образом, мы должны гарантированно донести до населения информацию об основных общественно-политических процессах, решениях, массовых мероприятиях. Акцентирую внимание на слове «гарантированно». Для этого и нужен договор, соглашение, контракт.

- Я не понимаю, почему этого нельзя сделать без контракта? СеверПост не получает денег от Правительства, но постоянно пишет о заседаниях, мнениях министров, мероприятиях с участием губернатора, потому что это интересно нашим читателям.

- Мы сейчас подойдём и к этому. Но давайте допустим, что в силу каких-либо соображений Вы говорите: «А я теперь Вас не замечаю, говорить о Вас не хочу». И тогда по сути мы остаёмся без информационной поддержки. Правильно ли это?

- С этим всё понятно. То есть на всякий случай будем платить, чтобы точно быть уверенным, что вы будете нас публиковать?

- Информация об основных общественно-политических процессах, решениях госорганов, массовых мероприятиях и т.п. должна быть донесена до населения в рамках контрактов и с определенным финансированием. Но есть и другая сторона. Печатные или телевизионные СМИ – дело затратное. Бюджеты электронных СМИ несколько отличаются от них. Мы уже были свидетелями тому, когда без определенной региональной поддержки прекращали существование значимые редакционные коллективы, закрывались издания. Вспомним хотя бы пример с газетой «Полярная правда». Конечно, сегодня всем нужно учиться жить по рыночным механизмам. Мы в какой-то период начали обсуждать систему грантовой поддержки, считаю, что мы должны развиваться и в эту сторону.

- Но вы не развиваетесь, хотя об этом уже говорили года три назад.

- Такой переход на грантовую систему не должен исключать ту деятельность, которая существует на сегодняшний день. При этом нас больше всего интересует охват аудитории. Была бы возможность, мы заключали бы контракты со всеми СМИ.

- Так вы и заключаете со всеми.

- Нет.

- А назовите хотя бы одно?

- Поставлю вопрос иначе: является ли то или иное СМИ потенциальным претендентом на заключение такого договора информационного сопровождения? Могу сказать — да. Так и будем рассматривать, эта работа продвигается.

- Можно вас спросить про громкую отставку прошлого месяца? Я говорю про министра экологии Эльвиру Макарову. В ваших полномочиях – контроль за антикоррупционной деятельностью. Получается, что министр попала в зону вашего контроля?

- Прежде всего, эта ситуация попала в поле зрения органов власти Мурманской области.

- И надзорных ведомств, насколько я знаю.

- В том числе и надзорных ведомств. Я бы здесь эту работу не разделял, потому что она ведется в тесном взаимодействии. Есть определенная процедура, связанная с предоставлением госслужащими сведений о своем имуществе, доходах. Существует система проверки достоверности этих сведений. Есть текущий повседневный контроль над деятельностью того или иного должностного лица. В случае появления каких-либо вопросов назначаются проверочные мероприятия. Такая проверка проводилась и в отношении Эльвиры Макаровой, итоги были рассмотрены на комиссии по координации работы по противодействию коррупции под руководством губернатора области. Но я бы не хотел дальше комментировать ситуацию, поскольку сегодня проводятся уже другие юридические процедуры, которые дадут комплексную экспертную оценку произошедшему.

- В сферу Ваших обязанностей входит не только антикоррупционная работа, но и в целом взаимодействие с федеральными структурами, силовиками.

- Да, вы правы, взаимодействие с территориальными органами федеральных органов власти, правоохранительными органами и военными организациями не ограничивается каким-либо одним направлением деятельности. Это комплексная работа, требующая практически ежедневной координации. Не будем забывать о том, что наша Мурманская область в этом отношении имеет существенную особенность: здесь расположены основные силы Северного флота, другие структуры Минобороны России, пограничных управлений ФСБ, других силовых ведомств. Много внимания уделяется совместной работе по противодействию идеологии терроризма, а также другим задачам совместной деятельности, решить которые можно только общими усилиями. Пользуясь возможностью, хотел бы выразить признательность всем своим коллегам, работающим в структурах федеральных органов власти Мурманской области, за конструктивную совместную работу.

- Игорь Леонидович, благодарим Вас за уделенное внимание.

Подписывайтесь на канал в Telegram или используйте наш @SeverPostBot, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.