Мнения

2017-12-11, 09:00

«Следователь должен быть грамотным и честным»

Глава Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Мурманской области Андрей Ефремов дал агентству СеверПост эксклюзивное интервью, где рассказал о своей работе, назвал сильные стороны следователя и прокомментировал статистику преступлений.

- Как Вы получили назначение в Мурманске?

- До апреля этого года я проходил службу в Северо-Западном управлении следственного комитета в должности заместителя руководителя управления. С 28 апреля этого года назначен сюда приказом Председателя Следственного комитета исполнять обязанности. В этой должности я и прохожу службу.

- А Вашим желанием не интересовались? Или это не принято?

- Ну, безусловно желание спрашивается и учитывается. Но мы все люди в погонах, и когда руководство доводит свою позицию, принимаем это беспрекословно для выполнения. Однако я абсолютно не жалею, что оказался в этом регионе.

- Какие у Вас впечатления о Мурманске складываются? Вы об этом городе много знали до этого?

- Я об этом городе многое знал до этого, потому что я именно здесь начинал свою службу в 1999 году в должности следователя военной прокуратуры. Поэтому регион для меня известен со всех сторон. Он интересный, он развитый и стабильный. Так что у меня было представление о том, как тут свою работу строить. Каких-то неясностей по поводу того, как строить работу управления, чтобы проводить политику руководства страны, руководства следственного комитета, у меня нет.

- А с чего Вы начали, когда приехали в Мурманск? С чего обычно начинает руководитель регионального управления Следственного комитета?

- С точки зрения инфраструктуры или обстановки — нет, ничего не менял. В первую очередь, как и любой руководитель в любой организации, познакомился с личным составом, который я возглавляю. Был проведен анализ результатов нашей деятельности за предыдущие периоды, определены слабые и сильные стороны, намечены пути, для того, чтобы поднять работу на должный уровень.

- То есть, Вы уже выстроили, как говорится, команду под себя?

- Да, команду свою, но при этом состоящую из того личного состава, который здесь проходил службу и до этого. Конечно, были приняты какие-то кадровые решения, потому что каждый руководитель по-своему выстраивает внутреннюю и внешнюю политику. Поэтому некоторые офицеры ушли, ну а те, кто остался, показывают достойный результат. Они все «в обойме».

- Мы ещё вернёмся к этим семи месяцам, потому что много за это время резонансных событий произошло. Хотелось бы начать с общего. В федеральных СМИ появились сообщения, что возможны очередные реформы. Опять следственный комитет могут переподчинить прокуратуре, как это было раньше. Что Вам об этом известно?

- Я такой же потребитель этих слухов, как и все. Я знаю, что и мой личный состав за это переживает. Но официально знаю о том, что наша структура подчиняется Президенту, моё управление подчиняется Председателю, и по линии Центрального аппарата Следственного комитета я ничего об этом не слышал. Нам не приходило никаких предварительных распорядительных документов, либо бумаг информационного характера. Также как, в общем-то, не было и каких либо указаний со стороны нашего Верховного Главнокомандующего.

- А как Вы считаете, это нарушит тот баланс, или ту выстроенную модель, которая на сегодняшний день уже существует: следствие - отдельно, надзорная функция прокуратуры — отдельно?

- Уже прошло время, и, не скрою, основной «костяк» тех сотрудников, которые ушли изначально в следственный комитет, бывшие работники прокуратуры. И сейчас у нас проходят службу, в большинстве своём, те, кто вышел из той системы.

Сказать, что будет нарушен какой-то баланс? Не знаю. Опять же, повторюсь, что, если будет принято решение руководством страны, то, естественно, мы его выполним.

- После наступления пресловутого кризиса уже не первый год зарплаты силовиков заморожены. Есть ли в связи с этим какие-то сложности при подборе людей на работу? Наблюдаете ли недовольство среди действующих сотрудников?

- В нашем северном регионе с учётом всех надбавок грех жаловаться на зарплату. Поверьте мне как человеку, пришедшему сюда на службу с руководящей должности из Санкт-Петербурга, пожаловаться я не могу. Более того, у нас ни на материальное обеспечение, ни на вещевое обеспечение никто не может пожаловаться.

Я не могу провести разграничительную линию между военными, полицейскими, прокуратурой, но думаю, что в этой цепочке мы на достойном месте. И надо сказать, что у нас и текучесть кадров за счёт материального стимулирования, денежного довольствия, вещевого довольствия, минимальна. От нас люди не бегут, а желающих поступить на службу всё больше и больше. Причём, просятся и из нашего региона, и из других. Поэтому существует и конкурс на замещение вакансий.

- В связи с тем, что конкуренция растёт, и желающих служить в Вашей структуре становится больше, появились ли какие-то дополнительные требования к кандидатам?

- Безусловно, когда увеличивается конкурс на место, то ужесточаются и условия отбора. Это естественно. В нашем случае определяющий фактор — не только характеристики с прежнего места работы, но и сам человек и его возможности, с точки зрения того, какую он пользу принесёт системе, и насколько он будет полезен для государства.

У нас в соответствии с требованием приказа Председателя (Бастрыкин А.И. - председатель Следственного комитета Российской Федерации — ред.) все проходят отбор через полиграф. Соответственно, у нас в штате есть эксперт-полиграфолог, который проводит обследование кандидатов для поступления на службу.

Выявляются слабые и сильные стороны человека, негативные факты биографии, а также факторы, препятствующие поступлению на службу. Результаты обследования доводятся только до меня и являются секретными. Итоговое решение по кандидату принимается по результатам рассмотрения в совокупности всех проверочных материалов.

Более того, человек проходит медкомиссию. Не дай Бог, попадутся те, кто употреблял наркотики или у них были какие-то другие девиантные проявления. Плюс у нас установлен квалификационный экзамен. То есть, человек приходит, перед ним экзаменационная комиссия из 10 человек. Он вытягивает билет, и сдаёт экзамен на предмет того, насколько он готов по знанию норм права.

- А для Вас самого какой критерий оценки будущего следователя — главный?

- Первое — это грамотность, желание работать. И ещё очень важно — честность. И всё это объединяется в одно офицерское качество. Это то, чем должен быть наделён сотрудник Следственного комитета, начиная от рядового и заканчивая самым большим руководителем.

На днях я был в Никеле. В силу спешки выезда мы имели ограниченное время, чтобы уведомить людей, что я приеду туда. Я, честно говоря, переживал, что никто не придёт. Но люди пришли, и не только с жалобами. Пришли и те, кому помогли. Даже не по каким-то правовым вопросам, а по житейским.

И есть тому примеры, когда мы приходили на помощь людям в том же Заполярном, где люди не могли попасть на приём к врачу. Это не относится к нашей деятельности, но в силу тех самых качеств, которыми должен обладать сотрудник следственного комитета, мы и житейские вопросы такие решаем.

Более того, помните, весной ваши коллеги разместили в медиапространстве новость о том, что пожилая женщина-инвалид не могла спуститься на улицу, поскольку с дорогой была проблема, подход к дому был заснежен? Наши сотрудники без команды выдвинулись и решили этот вопрос. В итоге управляющая компания на момент приезда наших офицеров всё убрала, и человек смог спуститься. 

- Это говорит, что не все чиновники, даже в погонах, бюрократы.

- Я просто уверен, одна из наших значимых задач - минимизация бумажного оборота в управлении, переход на автоматизацию. У нас установлена система электронного документооборота. Более того, когда я пришел сюда, одним из управленческих решений было предложение всем структурным подразделениям поделиться предложениями о том, как бы они сами оптимизировали свою работу. 

Андрей Александрович Ефремов назначен исполняющим обязанности руководителя Следственного комитета по Мурманской области в апреле 2017 года.

До этого занимал должность заместителя руководителя Северо-Западного следственного управления на транспорте.

Начинал службу военным следователем в Мурманске в 1999 году. Затем работал на различных должностях в следственных структурах Северо-Западного Федерального округа.


Самое интересное, что эти предложения, которые поступили с мест, сейчас на 90 процентов воплощены. Мое глубокое убеждение в том, что это нас разгрузило и ориентировало на то, чтобы мы непосредственно занимались вопросами, связанными с деятельностью Следственного комитета.

- И всё же, немного статистики не повредит. Каких, по Вашему мнению, преступлений в последнее время стало больше, а каких - меньше? Есть какая-то тенденция?

- К счастью, и по всей стране, и в нашем регионе наблюдается снижение преступности всех категорий. От тяжких, особо тяжких до преступлений небольшой тяжести. Эта тенденция зародилась в 2016 году и она не связана с «латентной» преступностью, с нераскрытой преступностью. Потому что по нашему региону мы можем констатировать незначительное увеличение, порядка 8 процентов, уголовных дел коррупционного характера. Это в целом.

- То есть, жить стало поспокойнее?

- В целом, да, но еще спокойнее было бы, если бы подвижки были бы видны сильнее. Но тенденция есть, и это радует. Это говорит о том, что и власти региона, и правоохранительные и надзорные органы работают в одном направлении.

- Про преступления. Недавно состоялся суд над бывшими руководителями мурманского управления МЧС, которые оформляли «мертвые души» и получали за них деньги. И вот снова задержания - в Североморске, Александровске, и это снова руководители...

- Ранее следственным управлением уже было окончено многоэпизодное уголовное дело в отношении бывших сотрудников МЧС за совершение аналогичных преступлений. Наказание суд уже вынес. Нынешние обвиняемые, фактически наблюдая за ходом судебного разбирательства, продолжали хищение бюджетных денежных средств.

Установлена причастность к совершению преступления четырёх фигурантов из числа действующих руководителей подразделений ФГКУ «Специальное управление ФПС № 48 МЧС России». Но обращаю внимание, что это подразделение не входит в состав региональной службы МЧС и часть фигурантов сейчас сотрудничает со следствием.

В настоящее время дело ещё расследуется, поэтому комментировать его более подробно не могу. Но как только будет завершено расследование, мы обязательно известим общественность о всех деталях преступлений.

Сейчас нами расследуется ещё одно сложное резонансное дело по факту совершения бывшими сотрудниками УГИБДД МВД России по Мурманской области. Обвиняемые инсценировали ДТП и предоставили подложные документы в страховые компании.

Тем самым, введенные в заблуждение представители страховых компаний выплачивали им денежные средства в качестве страховых выплат. Общий ущерб составил свыше 3 миллионов рублей. Сейчас идет расследование.

- Тогда скажите, за то время, что Вы возглавляете региональный Следком — какое дело, стало для Вас самым громким?

- Мне нравятся до конца раскрытые дела различных категорий, то, что значимо для нашего региона. Помните, в Североморске были найдены фрагменты расчленённого человеческого тела? Я лично сам даже не надеялся на то, что это преступление будет раскрыто, думал, что это будет очень сложно. И ведь совместно с УВД раскрыли!

Ещё по-человечески радует, когда мы добиваемся выплаты зарплат, и люди за это благодарят. Приятно сознавать, что к концу этого года 400 миллионов рублей неуплаченных налогов будут возмещены государству. Каждое из этих направлений работы значимо для меня, для управления. Главное, чтобы стопроцентный результат в работе был: преступник задержан, зарплата получена, и так далее.

- Мои коллеги-журналисты приводят Следственный комитет в пример, когда говорят об открытости власти. Порой от чиновников ответа на свой вопрос годами не дождешься, у Вас отвечают всегда и на любые вопросы. Почему? Есть приказ Бастрыкина, или это Ваше указание?

- Это общая позиция нашего руководства, и я её полностью поддерживаюю. Мы публикуем всю информацию в открытом доступе. В этом году даже открыли страницы в социальных сетях, чтобы население получало обратную связь. Оттуда, из соцсетей, мы порой и моментально реагируем тревожные факты. Это повышает уровень доверия населения к нам. И для нас это очень важно. 

Больше новых новостей в социальных сетях Вконтакте и Facebook