Общество

2018-03-02, 10:41

В Мурманске аншлаг на усыновления

В Мурманской области небывалый спрос на «государственных» детей. В листе ожидания 145 кандидатов, что в три раза больше, чем в 2016-м году. В причинах ажиотажа пытался разобраться СеверПост.

«Мы воспитываем малыша из Дома малютки, ему было 11 месяцев, когда он попал к нам, его мама отказалась от него на второй день жизни. Усыновить его было просто: мы пришли в опеку, нам показали фото, рассказали о нём, мы съездили познакомиться и всё... влюбились. Это была долгожданная безусловная любовь, других детей мы не рассматривали даже», - рассказывает мурманчанка Наталья.

С тех пор прошло 2,5 года, супруги души не чают в своём Алёшке, они смогли побороть все его медицинские диагнозы и... решились на усыновление второго малыша. Каково же было их удивление, когда им сказали, что взять второго ребенка быстро не получится. 

«Мы вам позвоним. Через год - полтора», - сообщили в отделе опеки и посоветовали самостоятельно искать по России.

Тенденция последних лет такова, что детей стали мало отдавать и много забирать. Кстати, и детдомов-то больше у нас нет: все переименованы в Центры помощи детям.

Всего в Мурманской области 5 центров помощи детям, оставшихся без попечения родителей, в них проживают 128 детей, средний возраст которых — 14 лет. В двух домах ребенка находится 21 малыш в возрасте до 4 лет, сообщают в региональном министерстве образования и науки.





В заполярной столице находится Мурманский областной дом ребенка, в народе именуемом Домом Малютки. Изначально в нём было 100 коек, а сейчас — 83, что уже говорит о положительной динамике .

В него поступают детки, оставшиеся без попечения родителей, а также имеющие пап/мам (законных представителей) и временно помещённые в учреждение — они из семей, находящиеся в трудном, а порой и социально опасном положении.

Для второй категории деток Дом ребёнка – это, грубо говоря, «зал ожидания» на то время, пока родители решают социальные проблемы, чтобы вернуть чадо в семью.

Дневной формой охвачены 14 детей. На круглых сутках - 50 ребят. Года три назад, например, было много семей из Донбасса: нужно было время, чтобы устроиться, сделать регистрацию. В тот же садик без регистрации не берут.

«За последние 3 года в Дом ребёнка поступило 109 детей, оставшихся без попечения родителей, передано в семью - 136. А ещё 252 ребёнка, находящихся в трудной жизненной ситуации. Возвращено в биологическую семью - 229. В настоящее время в доме ребёнка находится 12 детей, оставшихся без попечения родителей», - сообщают данные статистики в региональном министерстве здравоохранения.

По информации министерства, новых семей становится больше за счёт поддержки государства при передаче таких детей в семью, а также увеличения форм их устройств. Так, помимо усыновления/удочерения и опеки появилась и очень востребована приёмная семья.





«Поменялось отношение в обществе к институту приёмной семьи. Так, раньше взять чужого ребенка боялись из-за того, что люди могут подумать, для многих это была тайна за семью печатями, люди переезжали на новое место жительства, меняли работу, дабы избежать вопросов или даже осуждения. А сейчас в обществе это нормальная практика. Сейчас за это хвалят», - рассказывает директор Дома ребенка Игорь Соколов.

По словам директора, отказных деток стало меньше и по медицинским причинам -  лучше стала диагностика беременности.
 
Тут, правда, другая статистика выросла - абортов. По данным статистики Уполномоченного по правам ребенка Мурманской области Бориса Когана, за 2016 год на 8 500 новорождённых в регионе было зарегистрировано 3 500 абортов.

Другой причиной спада отказных детей является то, что в регионе который год продолжает падать рождаемость. Если сравнивать показатели 2017-го года и 2015 -го, то в прошлом году родилось меньше на 1231 ребёнка. Выходит, что всего за два года демографический показатель стал ниже на 14%.

И вот вам голая правда: все шесть малышей, которых сегодня можно забрать (юридически готовы) из Дома малютки в семью, имеют непростые медицинские диагнозы: четверо медицинские, двое - умственные. Есть дети от ВИЧ-инфицированных родителей, от родителей с гепатитом С...

Почему почти нет здоровых? Потому что один из самых ходовых диагнозов — ФАС (фетальный алкогольный синдром, доставшийся в наследство от родителей).

«В случае отказа от ребёнка с мамой еще в роддоме проводит беседу психолог, уж если и он не помог, то государство дает время одуматься: ждёт и полгода, и год, и два. И только в самых безнадёжных случаях идёт на лишение родительских прав. Это когда мама ведёт ассоциальный образ жизни и меняться ни для кого не собирается», - добавляет Соколов.

Что касается возвратов детей в Дом малютки, то за 7 последних лет таких случаев не было, потому что лучше стали отслеживать кандидатов на роль пап и мам.

После череды издевательств над усыновленными детьми из России в американских семьях был принят «закон Димы Яковлева», вводящий запрет на иностранное усыновление. Именно тогда власть и взяла курс на активное устройство сирот в семьи россиян.

Приемным родителям стали выплачивать хорошие пособия и дали льготы, уменьшили количество документов, которые нужно собрать. И дело пошло: число сирот в России сократилось за это время вдвое! 

Кстати, взять ребёнка в семью могут супруги как в официальном, так и в гражданском браке, и одинокая женщина, и мужчина. К счастью, не докатился до нас европейский «прогресс» с усыновлением однополыми семями.



«Не умею, не хочу, не буду..»


Будущих родителей проверяют основательно. Путь любого усыновителя и опекуна начинается со сбора справок (их с десяток). 

Это своего рода проверка на «вшивость». Тем, кто готов сдаться уже на первом этапе, - точно не дойдут до конца. Далее медкомиссия со сдачей анализов на инфекции, подтверждение справками, что будущий родитель не состоит на учете ни в одном из диспансеров.

Потом проверка на жилищные условия и материальные. И 2,5 месяца учёбы в Школе приёмных родителей. Казалось бы, чему тут учить, ан нет, обучение строится на трех китах: психологическом, медицинском и юридическом.

Много информации, беседы, тренинги, игры. Будущим опекунам, родителям приходится доказывать на деле психологическую уравновешенность при детских капризах: «не умею, не хочу, не буду»...И на этапе обучения в школе часть кандидатов отсеивается.

Все мы помним страшную трагедию в 2016 году в подмосковных Озерках, где приёмные родители убили шестилетнюю девочку за кусок съеденного без спросу шашлыка. А будь такая Школа, может, и не случилось бы подобное.

«До тех пор, пока не было Школы, и передача детей шла на поток, возвратов детей было много. Спустя какое-то время взрослые, опустив глаза в пол, признавались, что не были готовы ни морально, ни психологически к чужому ребенку, так что без Школы теперь никуда - на порог к себе не пустим», - улыбается Игорь Геннадьевич.

«Каждый год увеличивается численность кандидатов в усыновители, опекуны (попечители), приемные родители. Сегодня на учете в региональном банке данных состоят уже 145 граждан, желающих усыновить либо принять под опеку детей, оставшихся без попечения родителей, что в три раза больше, чем в 2016 году», - рассказали в СеверПост в региональном министерстве образовании и науки.

По официальным данным в Мурманской области за последние два года численность воспитанников организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, снизилась аж на 30%. И это , несомненно, очень радует.

Р.S: В следующем материале мы пообщаемся с воспитанниками мурманского Дома малютки и расскажем, как благими намерениями, неумелым волонтёрством и ложно понятой добротой детям наносится огромный вред. А также, сколько на самом деле используется памперсов на 1 грудничка.

 

Подписывайтесь на канал в Telegram , чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.