Мнения

2018-08-14, 09:03

О пенсиях начистоту

Что ждет «Единую Россию» после одобрения пенсионной реформы и как депутаты в Мурманске отреагировали на идею повышения пенсионного возраста? С главой фракции партии власти в Мурманской областной Думе Владимиром Мищенко пообщался главный редактор СеверПост Дмитрий Высоцкий. 


- Владимир Владимирович, вы лично «за» или «против» пенсионной реформы и повышения возраста выхода на пенсию?

- В том виде, в котором сегодня представлен законопроект, я считаю его недостаточно проработанным. В нем слишком узко стоит вопрос изменения пенсионной системы. Сегодня должны быть продуманы и прописаны шаги более существенные по изменению пенсионного законодательства. Есть необходимость вносить изменения в пенсионную систему - это факт. Говорить только о повышении пенсионного возраста мало.


- Но согласитесь, это самый болезненный вопрос.

- Согласен, что вопрос непростой. Я считаю, что пересмотр возраста, к сожалению, необходим. Ничего иного в мире пока не придумали, как только идти по пути повышения возраста. Обратимся к теории, о том, что такое государство, каковы его функции. У государства несколько основных функций. Во-первых, обеспечение защиты населения; во-вторых, правовая - создание законов; в-третьих, поддержание и развитие экономики. И очень важная функция - социальная. Сегодня на повестке дня вопрос, насколько государство может обеспечить те позиции в социальной сфере, которые были заложены в Советском Союзе?

- То есть получается, мы слишком много на себя взяли?

- Много. В 90-е годы мы пережили упадок экономики. Если сравнить бюджет Российской Федерации на момент разделения в 90-х годах и в 2000-х годах, то станет понятно, насколько сложными в экономическом плане были эти десять лет. Мы очень много потеряли, многое оказалось в частных руках. То есть государственные доходы стали несоизмеримы с теми, которые были во времена СССР. Простой пример. 1995 год. В собственности государства осталась одна нефтеносная вышка в районе Камрани. Ее как-то забыли приватизировать. Так она одна давала доход Российской Федерации больше, чем все остальные месторождения.

Сегодня наполнение бюджета таково, что мы не можем обеспечить все социальные обязательства, которые были взяты государством в силу политических устремлений, во время выборов различного уровня. Возьмем Мурманскую область. У нас в регионе действует пятьдесят шесть льгот. Когда в 2011 году я пришел в Думу, скажу честно, я был в «розовых очках». Я считал, что у нас на Кольском полуострове столько природных богатств, такая таблица Менделеева, что мы должны стать богатейшим регионом. Почему же у нас отдельные предприятия умирают, темпы роста промышленного производства недостаточные, порт лихорадит, рыболовство и другие производства не приносят должного дохода в бюджет? Думал, что мы сейчас все наладим. Но реальность оказалась жесткой. Сегодня 77,1% бюджета области уходит на социалку. О каком прорывном развитии может идти речь?


- Может, изменить структуру наполнения бюджета? Может, вернуть деньги регионам? Заставить крупные предприятия платить налоги здесь, а не в офшорах или в Москве?

- Давайте посмотрим на федеральный бюджет, чтобы было понятно на примере. Нам хочется быть великими и гордиться своей страной. Прошел Чемпионат мира по футболу. Считаю, что основная масса россиян им гордилась. Мы здорово провели чемпионат, но потратили на это массу денег. Мы горды и тем, что показали себя великим государством и в состав России вернулся Крым. Но и туда необходимы серьезные финансовые вложения. А развитие Дальнего Востока? А сколько уходит на оборонку? Например, постройка одного корабля, подводного ракетоносца последнего поколения типа «Дмитрий Донской» обходится в два раза дороже, чем годовой бюджет всей Мурманской области.

А вместе с тем, сегодня мы не имеем монополии на алкоголь, табачную продукцию, и наполнение федерального бюджета такое, какое есть, и больше взять неоткуда. Коммунисты на митингах говорят, давайте все отберем у олигархов. Это революционный путь. Я против революции, я за эволюционный путь развития.

Главное, надо понимать, что мы сегодня не можем так поступить, находясь в других общественных отношениях. У нас уже давно не социализм, а подход людей, их психология еще не перестроились. «Государство мне обязано, оно дало мне пенсию и прочие льготы – значит, должно обеспечивать», – говорят они. Но все меняется, меняются политические, экономические условия жизни.

Один из жителей Александровска написал мне письмо, где высказал свое возмущение. Мы с ним поговорили и пришли к единому мнению, что изменения в пенсионное законодательно надо было закладывать еще в 2004 году, чтобы постепенно за 10-13 лет люди к этому подготовились. В чем вся беда? В том, что правила меняются слишком быстро. Лакировку пенсионной реформы мы проводили уже четыре раза.

- Несколько лет назад нас на баллы перевели, до этого предложили накопительную систему. Правящая партия это одобрила. Где же эти расчеты? Где эти «семь раз отмерь, один раз отрежь»? Мы постоянно прыгаем от одной реформы к другой, все время лихорадочно пытаемся найти какой-то особый путь. Почему мы не признаем свои ошибки? Почему не говорим, что у нас не получается? Ну, не получается, дайте дорогу другим тогда.

- Пока никто не предложил иного изменения пенсионного законодательства.

- Но вы согласитесь с тем, что нас лихорадит?

- В 2002 году была попытка перейти на накопительную систему, что я поддерживаю двумя руками «за». Почему это не реализовали в 2014 году и приостановили? Я считаю, потому что были допущены ошибки. Во-первых, не было достаточной разъяснительной работы, а во-вторых, привлекли негосударственные фонды. Это то, что я вижу, хотя не обладаю всей полнотой информации. Что бы сделал я? Сначала дал бы возможность только государственным фондам проводить переход на накопительную систему, и если бы она заработала, только тогда можно было бы допускать частные фонды. Допустив частные фонды, позволили часть денег «увести» недобросовестным руководителям этих частных структур. Не предусмотрели все риски.

Как законодатель, хочу сказать, что в этом случае очень сложно все предусмотреть. Еще у Ильфа и Петрова это описано: есть всегда сто способов обойти закон. В России, как нигде, как только создается любой законопроект, так находятся люди с пытливым умом, которые ищут способы его обойти.

- Но пенсионную реформу до нас провели десятки стран. Может, лучше взять уже испытанную модель других государств? И не нужно изобретать велосипед. Почему для объявления готовящейся реформы выбрали именно лето? Были же выборы в Государственную Думу, но про пенсионную реформу молчали. Были выборы Президента – ни слова про пенсионную реформу. Но вот Чемпионат мира по футболу, все люди в отпусках с детьми, и тут вдруг объявляют, что вот готовим изменения, обсудим с населением. С каким населением? Люди в отъездах на пляжах или на огородах. Что за странное время было выбрано?

- Я не считаю, что время было выбрано не самое лучшее. Другой вопрос, что телега оказалась впереди лошади. Сначала надо было провести разъяснительную работу. Меня тоже не всё устраивает. Скажем, то, что говорят по телевизору, как хорошо на пенсии работать. Нет. На пенсии не все хотели бы работать. Люди зачастую работают из-за необходимости. Это мы понимаем. Да, есть положительные примеры. Я встречался с членами Молодежной палаты при Мурманской областной Думе. Там девушка одна рассказала, что ее мама на пенсии работает, потому что ей это в радость. Но это единичные случаи. Большинство работает, потому что пенсия слишком мала.

Хочу подчеркнуть, что Мурманская областная Дума пока поддержала только концепцию законопроекта. Региональный законодательный орган, получив федеральный законопроект, обязан в соответствии с регламентом подготовить отзыв. Мы, как один из регионов, даем свои предложения по тому или иному вопросу. Почти все проекты федеральных законов должны получить отзывы из регионов. Данный законопроект мы поддержали только в первом чтении, то есть поддержали концепцию. Мы говорим о том, что необходимо вносить изменения в пенсионную систему.

Чем мы руководствовались? Скажу сразу, еще на заседании профильного комитета были предложены три поправки, которые будут рассмотрены и затем переданы на федеральный уровень. Первая поправка - сохранить возраст выхода на пенсию для северян, то есть 50 лет для женщин и 55 лет для мужчин. Вторая – определить сроки для более плавного перехода, а не так, как сейчас предлагают, чтобы не так резко било по людям, которые уже собираются на пенсию. И третья – закрепить общеустановленный возраст для женщин – 60 лет. Потому что менталитет в России таков, что очень многое лежит на плечах женщин, хотя и продолжительность жизни у них выше. Эти предложения готовы. Мы поддержали законопроект в первом чтении и до 10 сентября будем прорабатывать.




Мы исходили из четырех позиций, когда поддержали концепцию этого законопроекта.

Во-первых, что такое пенсия? В законе дано определение, что это ежемесячная долгосрочная выплата, назначаемая из государственных средств в качестве основного источника существования для лиц, достигших определенного возраста. Данная формулировка появилась еще в 1956 году и до сих пор не менялась. В ней заложены две позиции, которые уже устарели. Первое, по утрате трудоспособности. Сейчас статистика говорит, что более 50% пенсионеров работают. А если человек может работать, значит, трудоспособность он не потерял.

Другой вопрос, если мы говорим о людях, которые работают в шахтах, в горячих цехах, в особых условиях. У нас есть предложения на этот счет. У них должны льготы сохраняться. Но если человек трудоспособен, получает пенсию и работает - это противоречит, как и определение об основном источнике доходов. У многих пенсия не основной источник дохода. И третье, самое главное, – пенсия не обеспечивает людей достаточным доходом. Ее размер в 11-13 тысяч рублей недостаточен. Да, можно прожить на эти деньги. Были эксперименты среди российских депутатов, читал я о таком в Интернете. Но мы понимаем, что это не те деньги, на которые можно нормально жить. Иными словами, пенсия сегодня, по сути, не отвечает предъявляемым требованиям. И надо уже здесь что-то менять.

Второе, сегодня продолжительность жизни в России растет. Да, не теми темпами, как хотелось бы, и не сравнить ее с продолжительностью жизни за рубежом. Я прочитал доклад института высшей экономики «Демографический контекст повышения возраста выхода на пенсию». В Норвегии средняя продолжительность жизни 82 года, на пенсию уходят в 67 лет. Получается, они живут на пенсии 15 лет. У нас официальные цифры таковы, что в среднем россияне живут на пенсии: мужчины – 16 лет и 26 лет – женщины. В этом плане несправедливо утверждать, что в России люди не доживают до пенсии.

Почему образовалась такая цифра? В нашей стране очень много льготников, начиная от военнослужащих и силовиков. Им деньги на пенсию идут из общего Пенсионного фонда. Во время заседания профильного комитета представители профсоюза предложили сходить на кладбище в Мурмашах и посмотреть, сколько там молодых людей похоронено. Я бываю на кладбище. У меня есть официальные данные, сколько человек не доживают до пенсии: 17,4% мужчин и 6,5% женщин. Понятно, что цифры относительны, но предлагать сходить на кладбище на эмоциях – это не верно. Продолжительность жизни растет – это факт. Взять, к примеру, 90-е годы, когда возраст опускался до 65 лет, а сейчас - 72,4 года, по Мурманской области – 70,2 года.

Третья позиция – это соотношение работающих граждан и пенсионеров. Эту цифру приводил Владимир Владимирович Путин, она официальная и ни у кого не вызывает сомнений. Сегодня на пять пенсионеров приходится шесть работающих граждан, которые выплачивают индивидуальный социальный налог. В России сейчас 31,7 процента населения, почти треть - пенсионеры. И в перспективе число работающих будет лишь сокращаться на 0,4 миллиона ежегодно.

Я за то, чтобы была предложена система изменений, которая будет пошагово предусматривать переход. Пусть будет, образно говоря, к 2030 году переход на накопительную систему. Я считаю, что это правильно. Но у нас осталась распределительная система. Экономисты запада посчитали, чтобы эта пенсионная система была эффективной, необходимо, чтобы на одного пенсионера приходилось пять работающих. За последние несколько лет в 14 странах увеличили пенсионный возраст.

В Италии в 2012 году провели реформу. Тоже были недовольны граждане, правительство уходило в отставку, шли демонстрации. Ни в одном государстве такие изменения не проходили безболезненно. В России перспектива такова, что мы попадаем в демографическую яму. К трудовой деятельности сейчас приступают те, кто родился в 90-х, когда рождаемость была крайне низкой. Поэтому вскоре количество работающих и пенсионеров может измениться не в лучшую сторону, а то и вовсе произойдет катастрофический перекос.

Ну, и четвертая позиция – это мировой опыт. Почти все страны СНГ повысили пенсионный возраст, кроме Узбекистана, где тоже готовятся к изменениям. Это бедные страны. Богатые страны – это Европа, но я их не буду приводить в пример. У нас разный уровень жизни. Там раньше 65 лет никто на пенсию не уходит. В Нидерландах, например, в 68 лет и женщины, и мужчины. Для меня было открытием, что совсем иной подход в странах Азии - 5 миллиардов людей в мире вообще пенсию не получают.

Мысль об увеличении пенсионного возраста в России высказывалась еще в 90-е годы. И пока нигде в мире не придумали чего-то более действенного для наполнения пенсионного фонда.

- Владимир Владимирович, последние исследования показывают, что рейтинг вашей партии стремительно падает. Население считает, что только «Единая Россия» в ответе за то, что людям повышают пенсионный возраст. Вы осознаете, что для «единороссов» эта пенсионная реформа может быть началом конца?

- Да, я знаю об этих опросах и все понимаю, но на то мы и партия власти, чтобы брать на себя ответственность даже за самые непопулярные меры, способные сохранить государство, дать ему возможность развиваться. И с пенсионной системой надо что-то делать, я уже говорил — это мое убеждение. Мы слышим людей на улицах, не подумайте, что равнодушно взираем на то, что люди протестуют, но другого пути нет — реформа назрела и ее необходимо проводить.

- Для вас лично, что главное — партия или интересы избирателей? В случае, если закон примут и северянам значительно поднимут возраст выхода на пенсию, готовы положить партбилет на стол?

- Я все же надеюсь, что в Москве прислушаются к нашему мнению и сохранят льготы для северян. Что касается партбилета, я не готов сейчас ответить на этот вопрос, но поймите, я уже состоявшийся человек и мне очень важны моё имя и авторитет. Сегодня я делаю все для того, чтобы жизнь моих избирателей улучшилась. А по поводу партии и партбилета – ими не разбрасываются. Об этом готов продолжить разговор с вами в октябре-ноябре, когда, я уверен, будет найден правильный выход из сложившейся ситуации с изменениями пенсионной системы.





- Скажите, прошло полтора месяца с момента объявления реформы и за это время никто из депутатов Мурманской областной Думы, кроме оппозиции, ни разу не высказался по поводу такой важной темы. Вам что, действительно запретили высказываться на этот счет, было такое указание из Москвы?

- Нет, ничего мне о таком неизвестно. Я вот с вами ведь разговариваю...

- Но это сейчас, до этого все молчали.

- Не могу говорить за всех, возможно депутаты просто уехали в отпуск, ведь сейчас у Думы летние каникулы. Не знаю, не могу ответить за своих коллег. Может, они готовы высказывать свою позицию и наверняка это делают перед своими избирателями.

- Другой вопрос. Мы северный регион и хотим защитить своих граждан от повышения пенсионного возраста. Наверняка, и другие регионы Крайнего Севера придерживаются такой же позиции, но почему же тогда мы не объединяем усилия, чтобы отстаивать свои интересы?

- Именно сейчас идут консультации по этому вопросу между исполнительными и законодательными органами власти субъектов — северных территорий. Их цель как раз выработать общую позицию по вопросу пенсионной реформы, чтобы нас наверняка услышали в правительстве. К тому же у нас есть представители в Государственной Думе и Совете Федераций — мы тоже с ними постоянно на связи. Наша общая задача – не допустить повышения пенсионного возраста для жителей Крайнего Севера, оставить им льготное право выхода на пенсию.

- Дай-то Бог, чтобы вас услышали. Иначе, вы должны понимать, что люди массово поедут с Севера, жить и трудиться в Мурманске и области станет абсолютно невыгодно. И так зарплаты сравнялись со столичными.

- Мы все сделаем для того, чтобы отстоять интересы северян. А судить будем по итогам нашей работы.



Больше новых новостей в социальных сетях Вконтакте и Facebook
Глеб Жеглов | 2018-08-19 12:18:36

Что вы хотите услышать от этих людей, которые мыслят только в одном направлении....не хватает денег в бюджете....предложите варианты для его наполнения...помимо ограбления и людей, и так живущих на грани бедности. У них при этом такое выражение лица, что в принципе даже когда вы умрете от голода они расскажут,что так необходимо сделать для пользы государства. По ТВ показывают полоумных старушек, счастливо повизгивающих о том, что когда она выщла на пенсию, то стала работать и заниматься любимым делом. А покажите лучше нам сюжет с теми же старушками, только скажите им, что пенсию они не будут получать а надо еще подождать лет восемь. И пусть оператор снимет что они сделают с тем кто это им предложит. В 90-е годы никто не поднимал вопрос о повышении возраста, хотя бюджет был мизерным. Однако никто не хочет вспомнить, что тот же Ельцин принял решение заморозить возврат НДСа. Что и сейчас можно сделать на сырье вывозимое заграницу. Но увы это триллионы рублей в год. И естественно от такой кормушки никого за уши не оттащишь. Поэтому остается только разорять граждан.

Ответить