Бизнес

2018-10-04, 11:27

Дума о рыбаках и рыбке

Отказ от «исторического» принципа распределения квот на добычу морских биоресурсов и возвращение к квотным аукционам повлечёт за собой катастрофические последствия не только для рыбной отрасли России. В этом абсолютно уверены все рыбаки Мурмана.

«Аукционисты» и «историки»

Аукционная система, действовавшая с 2001 по 2003 год, на трёх Госсоветах под председательством президента Владимира Путина была признана пагубной.

Использование «исторического принципа», то есть, распределения квот исходя из объёмов вылова за последние годы, вдохнуло в рыбную отрасль новую жизнь.

А реализация системы инвестиционных квот подвигла рыбаков к строительству новых судов и рыбоперерабатывающих производств, а также дала работу на годы вперёд для отечественных судостроителей.

Ныне же правительство России своим постановлением определило так называемую «дорожную карту».

Первым пунктом в ней значится реализация 50% крабовой квоты через аукционы. А третий пункт содержит пока невнятные, но тревожные намерения и в отношении квот на все остальные биоресурсы.

Он предусматривает проведение аукционов на рыбные ресурсы раз в три-пять лет. Вопрос пока открыт: какие породы рыб, какая доля биоресурсов пойдёт через аукционы? Тема может проясниться с появлением специального доклада, который планируется к обнародованию на следующий год.

Но в законе невозможно предусмотреть отдельный порядок распределения квот на добычу краба, поэтому, если аукционные квоты будут введены, это коснётся всех без исключения видов ВБР.

Урок арифметики

«Возврат к аукционам приведёт к провалу всех инвестиционных программ, к сокращениям моряков, к росту цен на рыбу. СЗРК это касается, наверное, больше всего, так как мы уже заложили в Выборге четыре траулера. Плюс в том же Выборге мы планировали строить 10 краболовных судов», - рассказал СеверПост директор ООО «СЗРК-Мурманск» Владимир Журавлёв.

По его словам, теперь планы по обновлению флота СЗРК под угрозой. Деньги вместо верфи пойдут на участие в аукционах.

«Ну, 10 краболовов мы однозначно строить не будем. Также уже отказались от планов строительства двух рыбоперерабатывающих фабрик в Мурманске и Архангельске. Сейчас думаем, а будем ли мы строить именно четыре траулера», - говорит он.

«Нашей квоты достаточно для того, чтобы загрузить сырьём эти фабрики. А если речь идёт о том, что квоты будут отбирать — какой смысл строить фабрики? Строительство фабрики обойдётся примерно в миллиард двести миллионов рублей», - приводит цифры Владимир Журавлёв.

Сама по себе рыбопереработка — низкоприбыльный бизнес. Отсюда — длительный срок окупаемости таких проектов.

Вообще, встаёт вопрос, а всё ли у авторов аукционной инициативы в порядке с арифметикой? Срок окупаемости одного нового рыбопромыслового судна — от семи лет и больше. А аукционы предлагают проводить раз в три-пять лет.

Какой серьёзный человек будет вкладывать деньги в то, что может никогда не окупиться?

Смертельный удар по малому бизнесу

Крупные компании, может быть, с потерями, но смогут выйти из новой ситуации живыми. А что будет с малым и средним бизнесом, который, естественно, не сможет на аукционах тягаться с крупными и денежными игроками.

«Самое страшное, что введение аукционов на все объекты промысла коснётся, в первую очередь, малого бизнеса, прибрежников. Вот у них и будут отбирать бизнес. Денег у них явно на аукцион нет. И малого бизнеса не останется. Его не будет. Вот здесь народ железно останется без работы», - говорит Владимир Журавлёв.

Принцип домино

«Возврат к аукционам вместо «исторического принципа» распределения квот на водные биоресурсы вызовет катастрофические последствия по принципу домино», - уверен Генеральный директор группы компаний «Мурмансельдь-2» доктор экономических наук Юрий Задворный.

Он, как и руководитель СЗРК, опасается того, что будет вынужден сворачивать свою инвестиционную программу. Однако, как экономист высокой квалификации, Задворный предвидит ещё более тяжкие последствия опрометчивых шагов правительства.

«В этом случае я вместо строительства четырёх заказанных на отечественной верфи новых промысловых судов дострою только два, чтобы скопить деньги на участие в аукционах. Так же поступят и большинство моих коллег, заказавших новые суда», - рассказал СеверПост.

Это будет первой костяшкой домино, которая повалит за собой и многие другие. Верфи начнут расторгать контракты на закупку стали с той же «Северсталью» и на поставку необходимого оборудования с другими заводами.

«К примеру, сейчас производственные мощности судостроительного завода «Пелла» на 75% загружены заказами рыбаков. Заложены на стапелях корпуса судов.

Если рыбаки откажутся от их строительства, то для работы по новым заказам, если они будут, понадобится освободить стапели. А куда девать недострой? На решение этих вопросов уйдёт не один месяц. Это коллапс для верфи», - прогнозирует знаменитый мурманский рыбак.

С другой стороны, по его словам, банки, ссудившие рыбаков для строительства судов, будут просто вынуждены пересмотреть условия кредитования в сторону ужесточения. Это может быть и сокращение сроков кредитования, и повышение процентной ставки, или, в худшем случае, требование досрочного погашения кредитов.

«А не смогут рыбаки вернуть деньги, банк заберёт залог — суда этой компании. А что банк с ними будет делать? Реализовать такое дорогое имущество не очень-то просто. Ведь одно промысловое судно стоит десятки миллионов евро.

В результате банки понесут значительные финансовые потери. И это ещё не самый страшный сценарий», - уверен Юрий Задворный.

Получается, что авторы аукционной инициативы вольно или невольно нанесут непоправимый вред не только рыбной отрасли, но и судостроению, металлургии, другим отраслям промышленности, и даже банковской системе России.

Позиция судостроителей

Эти опасения разделяют и судостроители, хотя и в меньшей степени. Они надеются на то, что инвестиционные обязательства рыбаков будут соблюдаться при любом раскладе.

Но, с другой стороны, СЗРК, к примеру, планировал строить на этом заводе 10 краболовов за свои собственные средства, и за инвестиционными квотами не обращался. Просто эти деньги пройдут мимо верфи, на аукционы.

«Однако в случае, если заморозка строительства даже одного траулера произойдёт, это будет иметь серьёзные негативные последствия для верфи, так как оставит производство с недостроенным судном на стапелях, что будет тормозить или сделает невозможным строительство всех последующих судов, включая суда других Заказчиков», - сообщил СеверПост начальник отдела маркетинга ПАО «Выборгский завод» Никита Ворошилов.

«Финансовые ресурсы верфи также подвергнутся значительным рискам, так как по каждому из проектов верфь имеет значительный объём обязательств перед поставщиками и субподрядчиками», - добавляет он, подтверждая прогнозы Юрия Задворного.

Кто дал ФАС команду «фас»?

Примечательно, что инициатором перекройки существующей системы распределения квот выступает Федеральная антимонопольная служба.

В чьих интересах она прилагает свои усилия? Напомним, делается это в интересах одной компании, имеющей неограниченные финансовые ресурсы - ООО «Российская рыбопромышленная компания». 

Её владелец Глеб Франк - сын гендиректора судоходной компании «Совкомфлот», бывшего министра транспорта РФ Сергея Франка, и зять друга Владимира Путина Геннадия Тимченко.

«Это не идея наполнения казны. Это передел рынка в интересах одной компании. И то, что ситуация подвисает уже 11 месяцев, свидетельствует именно об этом. Очень неприглядно выглядит позиция ФАС. Всё делается в интересах одной единственной компании, которая имеет неограниченные финансовые ресурсы», - уверен Владимир Журавлёв.

«К сожалению, это пример неприкрытой и абсолютно наглой эксплуатации частными предпринимателями федеральной государственной службы в своих коммерческих интересах», - вторит ему председатель правления Межрегиональной ассоциации прибрежных рыбопромышленников Северного бассейна Валентин Балашов.

Больше того, он говорит, что по Положению о Федеральной антимонопольной службе она вообще не уполномочена правительством поднимать такие вопросы.

В свете всего этого можно констатировать превращение антимонопольной службы в монопольную службу.

Время квотных рантье возвращается?

Что же до «Российской рыбопромышленной компании», то она, уже набрав крабовых квот на Дальнем Востоке, смогла выбрать по ним только половину объёма. Поскольку своих средств производства не хватает.

В случае выброса на аукционы ещё и рыбных квот «РРК» при своих практически неограниченных финансовых возможностях скупит большинство из них. А чем будет облавливать? Вероятно, там и не собираются осваивать такие объёмы самостоятельно. 

«Придёт кошелёк, скупит квоты. А где он суда возьмёт? По сути, он просто будет торговать своим ресурсом», - считает Владимир Журавлёв.

Стало быть, сторонники аукционов собираются вернуть времена квотных спекулянтов, квотных рантье.

Рыбаки и рыба могут уйти из России

«В этом случае нам не нужны будут ни Обама, ни Трамп, ни Маккейн, поскольку мы сами в клочья порвём свою экономику», - уверен Юрий Задворный.

И рыбаки, и рыба уйдут из России. Основные средства производства рыбаков — не в цехах, а в море. Это суда, и они мобильны.

И в случае неблагоприятного развития событий рыбаки уведут траулеры в другие районы промысла и под юрисдикцию других государств.

«Есть страны, такие, как, к примеру, Аргентина, которые заинтересованы, чтобы в их экономической зоне российские рыбаки вели промысел. Но под их флагом. И по законам этих стран, «перефлагировать» эти суда потом обратно в Россию уже будет невозможно», - объясняет мурманский рыбопромышленник Задворный.

Наша страна потеряет свой рыбодобывающий флот навсегда.

«Я очень надеюсь, что здравый смысл возобладает, и в правительстве у нас умные люди, которые не дадут уничтожить целую отрасль», - всё же считает Юрий Задворный.

В эти дни во Владивостоке проходит XIII Международный конгресс рыбаков. Отправились на него и многие мурманские рыбопромышленники.

Естественно, что вопрос о будущем отрасли там обсуждается в первую очередь. К какому решению придёт конгресс, и как будут развиваться события, узнаем совсем скоро.

Больше новых новостей в социальных сетях Вконтакте и Facebook