Происшествия

2019-02-01, 12:41

Растопыренными пальцами

Объединение лесопопожарных служб с МЧС. Пока предложение в разработке, но уже есть несколько чётких пунктов. Что это даст, выяснял СеверПост.

Ошибки синоптиков дорого обходятся региону. Некорректный прогноз 2018 года и, основанный на нём низкий объём финансирования охраны лесов от пожаров, выделенный федералами, привели к возникновению ЧС и огромному охвату пожарами лесных площадей в нашем регионе.

Шутка ли - Мурманская область «потеряла» почти 13 тысяч гектаров леса. Похожее в регионе было единожды - почти полвека назад.

В 1972 году на Кольском полуострове сгорели лесные угодья более 15 тысяч га. Но в тот год на территории области было зарегистрировано 846 пожаров, а в 2018 - 178.

Напомним, в прошлом году было 32 дня с 4-м и 5-м классами пожарной опасности. Это при том, что 13 дней для Кольского полуострова - среднее значение за сезон.

Увы, лес в условиях Севера восстанавливается очень тяжело. Так, берёза, осина вырастают до «взрослого» состояния за 30-40 лет, а сосне, чтобы «повзрослеть», нужен век.

«90% успеха тушения лесного пожара - это своевременность его обнаружения и доставки сил и средств. Сейчас же схема какая. Обнаружили пожар, начинаем выяснять, чей земельный надел: лесного фонда, заповедника, муниципалитета или это земли обороны и безопасности. Далее узнаём, заключен ли договор с мурманской авиабазой, кто будет тушить и за чей счет.  Говорить об оперативности не приходится», - констатирует министр природных ресурсов и экологии Мурманской области Дмитрий Руусалеп.

 По словам регионального министра, авиалесоохрана с единым центром управления должна быть одна. Как, например, в соседней Финляндии. Так было в Советском Союзе, когда все силы «единым фронтом» направлялись на локализацию крупного ЧС. Эти меры позволят отработать комплекс оперативных мер, быстрое маневрирование.

И между прочим, заместитель министра РФ по делам ГО, ЧС и ликвидации последствий стихийных бедствий Алексей Серко поддерживает предложение Мурманской области, и этот вопрос уже вынесен на рассмотрение в правительство РФ.

Причины огромных лесных потерь в Мурманской области ещё будут долго изучать эксперты. В региональном Минприроды уверены - необходимо устранить недофинансирование из федерального бюджета.

Напомним, лесной фонд — это федеральная собственность, и средства на охрану, подготовку и тушение лесных и природных пожаров выделяет столица.

«При предполагаемой средней горимости лесов -  от 60 до 130 пожаров за сезон от федерального центра полагается субвенция в объёме 198,4 млн. рублей. Но по факту, в 2018 году регион получил чуть более 20% от этой суммы - 42,72 млн. рублей. Мы считаем такое положение вещей неприемлемым», - добавляет Руусалеп.

В связи с нехваткой собственных сил и средств к тушению лесных пожаров в области в 2018 привлекались воздушные суда МЧС России (ИЛ-76 и МИ-8 с ВСУ-5). Общие затраты составили свыше 8,5 млн. рублей. Мурманской области помогал бороться с пожаром «лесной спецназ» из Вологодской и Архангельской областей, республик Коми, Карелии и Марий Эл. Всего около 100 огнеборцев. Они тоже получили свои гонорары.



Есть в регионе и проблема с  воздушным транспортом. Его попросту... нет.


Мёртвая зона

 
«В Советские годы у региона было 10 воздушных судов, сейчас их нет. Совсем. Для ликвидации пожаров мы привлекаем вертолёты, самолёты по контрактам. На минуточку, лётный час стоит 180 тысяч, а чтобы на пожар долететь и вернуться обратно, понадобится несколько часов. В условиях экономии мы были вынуждены пытаться добраться наземным путём, но, как мы знаем, в нашем регионе очень большие площади находятся в труднодоступных местах», - отмечает региональный министр.

В итоге - тундровые пожары в 2018-ом году тушили по мере возможности. Скажем прямо, не до всех медвежьих углов добрались.

Ну, и ещё одной злободневной проблемой остаётся нехватка специалистов. Отсюда низкая эффективность охраны охотничьих ресурсов.

Всему виной - пресловутый финансовый вопрос и кадровый голод. Так, зарплата у десантника —23-25 тысяч. А при потребности в четырёх летчиках-наблюдателях,  их всего два.

В целом, несмотря на беспрецедентный объём лесных пожаров в 2018 году, ликвидировать ЧС на территории региона удалось в максимально короткие сроки. Переход пожаров на населённые пункты области, потенциально опасные, социально значимые объекты и объекты экономики, а также на территорию сопредельного государства не был допущен. Не было, к счастью, и человеческих жертв.

Но если не извлечь горький опыт прошлого, в 2019 ЧС по пожарам лесного фонда может повториться. А последствия природной стихии могут быть непредсказуемыми.

Больше новых новостей в социальных сетях Вконтакте и Facebook