Мурманск

Происшествия

2021-03-25, 13:41
Фото: Частное/NRK

Почему тонут наши траулеры?

Мурманские промысловые суда гибнут с завидным (незавидным) постоянством. Совсем свежий пример — инцидент с траулером «Мелькарт», который «уронили» на борт на верфи в Киркенесе. Но здесь хоть есть надежда на его подъём. К тому же, люди не пострадали. Но свежа в памяти трагедия с ярусоловом «Онега» у берегов Новой Земли. А всего в постсоветские времена гибель мурманских рыболовных судов стала чуть ли не обыденным делом.

1 декабря 2004 года в норвежских водах сильным штормом на судне «Малахит» сорвало люк трюма, и внутрь стала поступать вода. Капитан приказал экипажу покинуть судно на спасательных плотах. 18 членов экипажа судна спаслись, двое погибли. Покинутое экипажем судно затонуло.

31 января 2009 года на СРТМ «Топаз А» обнаружен прорыв трубы кингстона в машинном отделении. Последовало быстрое поступление воды, нарастание опасного крена и обесточивание судна. Траулер подал сигнал бедствия.

К нему подошёл СРТМ «Анатолий Гугунов» и обнаружил только два связанных спасательных плота с 18 членами экипажа траулера, двое из которых получили сильное переохлаждение. Капитан, последним покидавший тонущее судно, погиб.

А в июле 2013 года под воду на промысле ушёл и спасавший команду «Топаза А» «Анатолий Гугунов».

Можно вспомнить и гибель траулера «Бухта Наездник», и свежую рану гибели «Онеги». И вот новое ЧП в Киркенесе.

И практически во всех подобных случаях виной — пресловутый «человеческий фактор». С этим выводом согласен и знаменитый мурманский флотоводец, глава группы компаний «Мурмансельдь-2», доктор экономических наук Юрий Задворный.

Комментируя происшествие с траулером «Мелькарт», он назвал его причиной «обыкновенное российское разгильдяйство».

По словам флотоводца, «Мелькарт» при заходе в норвежский порт Ботсфьорд сел на камни и пробил балластный танк и третий топливный танк. В Киркенесе он ожидал, когда на судоремонтной верфи освободится док.

После этого двое суток траулер поднимали в док, поставили на ровный киль. При подъёме вода из повреждённых танков вытекла.

Юрий Задворный также предположил, что для производства сварных работ в целях пожарной безопасности топливо из соседних танков тоже откачали. А при спуске на воду после ремонта не был произведён расчёт остойчивости.

«Когда судно встало на чистую воду, оно тут же получило крен сначала в 6 градусов, потом — 14. От этого произошло смещение грузов, которые были установлены на баке и в трюме. И судно легло набок», - рассказал рыбак.

«Потому что перед спуском разгильдяй-капитан, по другому не могу его назвать, не рассчитал остойчивость. А судовладелец не напомнил и не проконтролировал. А это святая обязанность капитана», - возмущён Юрий Задворный.

Между тем, аварийные ситуации в той же соседней Норвегии с рыболовными судами практически не случаются. При сильном шторме их рыбаки не рискуют жизнями людей и судами, и прерывают промысел, уходя в фьорды отстаиваться.

А при трагедии с «Онегой» было принято совершенно обратное решение — продолжить промысел. В результате человеческие жизни разменяли на рыбу, то есть, на деньги.

«В советские времена был лозунг: «Ни одна тонна рыбы не может быть выловлена с нарушением правил безопасности мореплавания и правил техники безопасности»», - напомнил Юрий Задворный.

А нам остаётся с тревогой ожидать новых трагических вестей с моря, пока рыбаков туда посылают люди с зелёными от долларов глазами.

Читайте теперь нас в Instagram